МЕНЮ

О субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц

Люди, создающие юридическое лицо для ведения бизнеса, зачастую полагают, что ответственность по обязательствам будет нести исключительно само общество в пределах его имущества. Однако не всем известно, что при наличии определенных законом условий с руководителя или учредителя организации можно взыскать долги его фирмы. 

Такой механизм предусмотрен Главой III.2. Закона о банкротстве «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве».

Если полное погашение требований кредиторов невозможно из-за действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам своей организации.

По данным Федресурса, в третьем квартале 2018 года каждое третье заявление о привлечении к субсидиарной ответственности было удовлетворено судом. 

К контролирующим должника лицам закон относит физических или юридических лиц, которые имеют либо имели не более чем за три года до возникновения признаков банкротства право давать обязательные указания или возможность иным образом определять действия организации-должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий.

Законом о банкротстве установлена презумпция контроля организации-должника. Лицо признается контролирующим, если оно: 

  • являлось руководителем должника, членом исполнительного органа должника, ликвидатором, членом ликвидационной комиссии;
  • имело право распоряжаться, в том числе совместно с заинтересованными лицами, более чем 50 % 
  • голосующих акций, 
  • голосов в общем собрании участников юридического лица, 
  • долей уставного капитала 
  • имело право назначить руководителя организации.
  • извлекало выгоду из незаконного или недобросовестного поведения лиц, которые уполномочены выступать от имени организации (к примеру, лицо, в чьем отношении проводилась оплата по договору аренды помещений, заключенному в то время, когда должник уже фактически прекратил свою деятельность)

Положение об извлечении выгоды из недобросовестного поведения является весьма спорным, так как это может свидетельствовать лишь о реализации не лучших деловых качеств контрагента. И презумпция признания лица, допустившего такое поведение, контролирующим, была бы логичной при наличии согласованных действий. В настоящее же время, контрагент по сделке должника может быть привлечен к субсидиарной ответственности в том случае, если заключил сделку на выгодных для себя условиях и в отсутствие знаний о недобросовестных действиях руководителя должника. 

Презюмируется, что лицо, отвечающее одному из указанных критериев, признается контролирующим наряду с аффилированными с ним лицами.

Отдельно следует отметить, что номинальный руководитель (лицо, которое формально входит в состав органов управления, но при этим фактически обществом не управляет), не утрачивает статус контролирующего лица. Номинальный руководителем является в том числе лицо, которое на основании генеральной доверенности или явного согласия предоставило третьему лицу возможность принимать ключевые решения в рамках деятельности организации. Следовательно, номинал не теряет возможность оказывать влияние на деятельность организации, отвечает за действия своего представителя и несет ответственность солидарно с реальным бенефициаром. 

Однако с целью выявления реальных бенефициаров в законе о банкротстве появилась норма, согласно которой размер ответственности номинального руководителя может быть уменьшен судом при условии, что он 

  • докажет, что не оказывал определяющего влияния на решения компании-банкрота
  • поможет установить настоящее контролирующее лицо и/или найти его сокрытое имущество или имущество должника

Кроме того, законодательство содержит нормы, которые позволяют привлекать к ответственности реальных бенефициаров, с юридической точки зрения не имеющих права на управление организацией.

То есть, контролирующим лицом могут быть признаны лица, которые:

  • находятся с данными лицами в родстве, в должностных отношениях 
  • имеют право по доверенности или в силу закона совершать сделки от имени организации
  • занимают определенное должностное положение (и. о. главного бухгалтера, финансовый директор и др.) 
  • иным образом оказывают определяющее влияние на деятельность организации. 

При этом Пленум Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве" (далее - Пленум № 53) не допускает привлечение названных лиц к ответственности только на основании их положения. Они могут быть признаны контролирующими на общих основаниях, в том числе с использованием предусмотренных законодательством о банкротстве презумпций, однако при этом учитываются преимущества, вытекающие из их положения.

В каждом конкретном случае суд устанавливает, насколько сильным было влияние лица на принятие существенных деловых решений. 

Таким образом, признание лица контролирующим законодатель основывает на осуществлении фактического контроля над организацией-должником, и позволяет привлечь к ответственности реальных руководителей организации. 

Если лицо признано контролирующим, то в отношении него действует презумпция недобросовестности, то есть считается полное погашение задолженности организации невозможно при наличии следующих обстоятельств:

1) причинен существенный вред результате совершения или одобрения этим лицом значимых сделок должника

2) документы бухгалтерского учета и (или) отчетности отсутствуют или не содержат информацию об установленных законом объектах или искажены, в результате чего затруднено проведение процедур банкротства. 

3) требования кредиторов, возникшие вследствие правонарушения, превышают 50 % всех требований кредиторов

4) документы, хранение которых являлось обязательным в соответствии с законодательством об акционерных обществах, о рынке ценных бумаг и др. отсутствуют либо искажены;

5) на дату возбуждения дела о банкротстве не внесены или внесены недостоверные сведения о юридическом лице в ЕГРЮЛ и ЕФРС.

Исходя из судебной практики, для привлечения к субсидиарной ответственности учитываются такие обстоятельства, как отсутствие документов, которое не дает надлежащим образом провести процедуру банкротства (самый распространенный случай – непередача арбитражному управляющему документов организации) и отсутствие основных средств, которые, согласно бухгалтерскому балансу, имелись у должника. 

Что касается размера ответственности, то она равна общему размеру требований всех кредиторов. Если в реестр должника включены требования на сумму 100 млн. руб., соответственно, генеральный директор и (или) учредители, а также иные контролирующие лица будут отвечать солидарно своим собственным имуществом.

Также возможно привлечение к субсидиарной ответственности за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о признании банкротом в суд. Данные положения применяются, в частности, в таком случае, когда руководитель знает, что у фирмы недостаточно средств для погашения всех долгов, однако не обращается с заявлением о банкротстве. Такое поведение также расценивается как недобросовестное, однако размер ответственности в данном случае равен размеру задолженности, которая возникла после наступления указанных обстоятельств. 

В августе 2018 года нашим сотрудником был обновлен рекорд по сумме ответственности в рамках отдельно взятого дела (без учета кредитных организаций). В деле о банкротстве ООО «БТК» удовлетворено заявление о привлечении к субсидиарной ответственности четырех гражданин на сумму 13 787,6 млн рублей. Предыдущий рекорд по сумме ответственности по отдельному делу (без учета дел о банкротстве кредитных организаций) был зафиксирован в 2016 году и составил 12,9 млрд руб.

Сотрудники МГКА «Бюро адвокатов «Де-юре» осуществляют в том числе и защиту бывших владельцев и управляющих бизнесом в рамках дел о привлечении к субсидиарной ответственности.

Пленум N 53 подчеркивает, что субсидиарная ответственность исключительным механизмом восстановления нарушенных прав кредиторов. Нельзя привлекать к ответственности лиц, которые проиграли в игру под названием «бизнес», если они действовали добросовестно, разумно и в соответствии с обычными условиями гражданского оборота.

Авторы - адвокат Вадим Макаричев и помощник адвоката Таисия Радченко.

 

 

Весь список дел с участием адвоката: Макаричев В.В., Радченко Т.